В чем обвиняют Улюкаева

Задержание федерального министра взбудоражило общественность. Следственный комитет заявил, что у него есть неопровержимые доказательства вины Алексея Улюкаева. Дни.Ру решили разобраться в этом резонансном деле.
Задержание федерального министра взбудоражило общественность. Следственный комитет заявил, что у него есть неопровержимые доказательства вины Алексея Улюкаева. Дни.Ру решили разобраться в этом резонансном деле. Как заявили в правоохранительных органах, Алексея Улюкаева «вели» давно. Служба
экономической безопасности и управление собственной безопасности ФСБ
заинтересовались министром экономического развития после сигнала о том, что глава
Минэкономразвития якобы потребовал взятку за одобрение сделки по покупке «Башнефти» компанией «Роснефть». В СК уточнили: Улюкаев пообещал нефтяникам предоставить
положительную оценку условий сделки в обмен за вознаграждение.С тех пор, как были получены первые данные, началась
прослушка телефонных разговоров. Причем прослушивали устройства не только главы
ведомства, но и людей из его окружения. О собранном компромате на Улюкаева
директор ФСБ Александр Бортников проинформировал президента России Владимира
Путина, сообщил «Коммерсант».Кульминацию истории – задержание министра – как выяснилось,
тщательно подготовили. Было решено провести оперативный эксперимент. По данным
следствия, передача взятки происходила в одном из офисов «Роснефти». Министру вручили чемоданчик с деньгами – тут Улюкаева и задержали. Операцию провели сотрудники 3-го отдела
управления «К» (контрразведка в кредитно-финансовой сфере) и 6-й службы
управления собственной безопасности ФСБ.Позже появилась информация, что глава Минэкономразвития
лично денег не брал. По данным «Независимой газеты», они, вроде бы, находились в ячейке в некоем банке. Однако СК эти данные опроверг – более того, сообщил, что чемодан с купюрами был обработан специальным составом, которым Улюкаев и
запачкался.
Алексей Улюкаев – теперь уже бывший глава Минэкономразвития:
президент России отстранил его от должности «в связи с утратой
доверия». А Басманный суд Москвы, куда доставили экс-министра, избрал ему
меру пресечения – домашний арест. Ясно, что Следственный комитет всех карт не раскрывает. И все же фактов, которые преданы гласности, достаточно
разве для тех сетевых комментаторов, которые априори убеждены в виновности
любого представителя власти.
Если отбросить эмоции, то в сухом остатке получается следующая картина. Взятка в два миллиона долларов, в получении которой Следственный комитет обвиняет бывшего министра, для чиновника столь высокого уровня – не та сумма, ради которой стоило бы идти на риск.
Единственное возможное объяснение – уверенность Улюкаева в своей полной
безнаказанности. Но на чем она основана? Ведь «Роснефть» –
государственная компания. И, как сказал, к примеру, президент РСПП Александр Шохин, «надо быть безумцем, чтобы вымогать у нее деньги». «В таком случае – это дело Кащенко, а не СКР, вымогать взятку у
этой корпорации – все равно что вымогать взятку у Путина», – подчеркнул Шохин.Показателен в этом отношении комментарий «Газете.ру» бывшего
помощника президента Ельцина Георгия Сатарова: «Десять лет назад взятка
такого размера была бы прилична для таможенника уровня майора – полковника (в
общей шкале чинов). Для сделки с «Башнефтью» и уровня министра,
влияющего (если влияющего) на решение о сделке, это раз в тридцать-сорок меньше
минимально приличного уровня. Но и не в размере дело. На этом уровне и при
таких масштабах за помощь благодарят не деньгами, а другими способами –
например, долями в бизнесе».Что касается самого факта передачи денег. Подозреваемый их
не касался, а чемоданчик и вовсе, может, «не мой – просто подержать
дали». Презумпцию невиновности ведь никто не отменял. В СК, тем не менее, заявили, что имеют веские основания для задержания экс-министра – но при этом назвали (пока, во всяком случае) только аудио– и
видеозаписи. А такие материалы в суде могут служить лишь косвенным
доказательством. Подкованные в юриспруденции эксперты, разбирая
обнародованные СК данные, тоже не могут сделать однозначных выводов. К примеру,
взяли Улюкаева в «разработку», как говорят следователи, еще летом 2016 года. В
таком случае на основании чего была установлена прослушка?
Ведь подобные оперативные действия требуют санкции суда, который оценивает необходимость
таких мер. А был ли такой суд – неизвестно.Кроме того, следствию предстоит доказать, что какая-либо
оценка «Роснефти» со стороны Минэкономразвития действительно имела
место и что она повлияла на решение о приобретении акций «Башнефти».
И еще доказать, что в этом участвовал лично Улюкаев. В противном случае речь
идет не о вымогательстве взятки, а о мошенничестве. То есть получится, что
бывший министр убедил «клиентов» в том, что решение зависит от него –
в то время, как фактического отношения к оценке сделки не имел. Кстати, рассказ о пресловутом чемоданчике тоже весьма
интересен. Два миллиона долларов в 100-долларовых купюрах весят около десяти килограммов. Ноша нелегкая даже для крупного мужчины. Тем не менее министр берет кейс, не передоверяя это дело помощникам. Словом, той информации, которой сегодня СК делится со СМИ,
явно мало. Понятно, что существует тайна следствия, – но в то же время недостаточное освещение такого резонансного дела порождает массу версий и
слухов. Алексей Улюкаев пока помещен под домашний арест в качестве подозреваемого в коррупции. Подробности, судя по всему, всплывут, когда будет предъявлено обвинение. В то же время, если уж спецслужбы нацелились на птицу столь высокого
полета, можно предположить, что они запаслись достаточно вескими аргументами.