«Особые отношения» Лондона и Вашингтона в разведке: парадоксы сотрудничества

Термин «особые отношения» Соединенного Королевства и США, которые британский премьер Уинстон Черчилль впервые и на постоянной основе стал использовать применительно к двусторонним отношениям двух наиболее влиятельных англосаксонских держав в период Второй мировой войны, почти сразу распространился и на деятельность спецслужб, которые вот уже почти 80 лет поддерживают тесные связи на ниве шпионажа. При этом по обе стороны Атлантики всегда подчеркивали, что в отношениях Лондона и Вашингтона «их сердцевиной является оборонная и разведывательная кооперация, а уж затем внешняя политика».

Не случайно в британских спецслужбах MI5 (контрразведка) и MI6 (разведка) о коллегах из-за океана говорят «наши американские кузены». Действительно, ЦРУ и MI6, АНБ и Центр правительственной связи (GCHQ), ФБР и  MI5 напоминают братьев-близнецов, во многом схожих друг с другом по почерку работы, по целям и задачам и даже по внешнему облику их сотрудников. Зачастую и награды за службу достаются им из «общего котла». Так, многолетний шеф ФБР Эдгар Гувер за организацию эффективного взаимодействия с MI5 удостоился одного из высших английских орденов — рыцарского ордена Британской империи. Не отставали от признания заслуг своих британских коллег и в Вашингтоне.

Безусловно, разведывательные и контрразведывательные органы двух стран не раскрывают друг перед другом всех своих секретов, но это не мешает им тесно сотрудничать. Наглядной иллюстрацией тому служат многочисленные совместные разведывательные акции. К примеру, трудоемкая работа дешифровальных служб Лондона и Вашингтона по операции «Верона» привела к частичной расшифровке сообщений советской разведки, направлявшихся в Центр из США в 1944–1945 годах.

Наглядным доказательством тесного сотрудничества спецслужб США и Великобритании после Второй мировой войны стал обмен разведывательной информацией в период Карибского кризиса осенью 1962 года, во время Вьетнамской войны и британо-аргентинского конфликта из-за Фолклендских островов в 1982 году. Во всех последующих кризисах и конфликтах, которые зачастую инспирировал Вашингтон, Лондон оказывался в числе первых, кто, даже формально выдерживая нейтралитет, оказывал США исчерпывающую разведпомощь. Так было в Афганистане после ввода туда советских войск в 1979 году и вплоть до их вывода. Так было накануне и во время первой Войны в Заливе в 1991 году и на протяжении всего десятилетнего кризисного развития обстановки в регионе. Так было и в 1999 году, когда Вашингтон и Лондон приняли совместное решение об агрессии против строптивой и неудобной для них Югославии.

Следует отметить, что Лондон никогда не испытывал особого желания делиться своей развединформацией с европейскими союзниками, даже в рамках НАТО, но всегда откликался на просьбы из-за океана. За это британская разведка щедро поощрялась Вашингтоном. Так, например, финансируя на 90% общий бюджет радиоразведывательного сообщества англосаксонских государств, львиную его долю американцы передают в британский Центр правительственной связи в Челтнэме.

Теракты на территории США в сентябре 2001 года стали очередным импульсом к усилению взаимодействия разведслужб двух стран. Достаточно привести такой наглядный пример. Сразу после террористической атаки специальный самолет доставил в Вашингтон всех трех глав основных британских спецслужб: Ричарда Деарлава из MI6, Элайзу Мэннингхэм-Баллер из MI5 и Франсуа Ричардса из GCHQ. Результатом консультаций стала не только выработка объединенной стратегии действий против реального (или мнимого?) организатора терактов — исламских фундаменталистов из Афганистана и Пакистана, но и дальнейших шагов по борьбе с общим врагом англосаксов — Ираком президента Саддама Хусейна.

Однако, вне всякого сомнения, на протяжении всех лет тесного сотрудничества спецслужб Великобритании и США главным противником для них оставался сначала СССР, а затем Россия. Именно наша страна вызывала у британских и американских спецслужб наибольшее раздражение, и поэтому они прилагали максимум усилий, чтобы как можно больше «насолить» ей.

Вместе с тем, нельзя не отметить, что «особый» характер отношений между США и Великобританией в области спецслужб нельзя назвать совершенно безоблачными. В первую очередь это касается неравноценности в обмене развединформацией. Так, если ранее в качестве «учителя» выступали представители британских спецслужб, а американцы были лишь «учениками», то в последнее время они поменялись ролями. По этой причине сегодня представители MI5 и MI6 чувствуют себя ущемленными и даже униженными отношением к ним американских коллег как к «младшему брату». Ведь в Лондоне хорошо помнят, что именно MI6 стояла у истоков создания того же ЦРУ. По выражению известного советского разведчика Джорджа Блейка, именно британская разведка при рождении ЦРУ выступала в роли повивальной бабки.

Необходимо подчеркнуть, что даже в период наибольшего рассвета американо-британских отношений в эру Рейгана–Тэтчер спецслужбы США «придерживали» часть развединформации и не делились ее с британскими коллегами. Считается, что такое «недоверие» американцев к своим британским коллегам по разведке уходит корнями к первым годам «холодной войны», когда спецслужбы Туманного Альбиона были сильно скомпрометированы деятельностью т.н. «кембриджской пятерки». У британцев, впрочем, также были вполне резонные поводы не до конца доверять своим заокеанским коллегам. К примеру, они часто напоминали американцам о завербованном КГБ высокопоставленном сотруднике ЦРУ Олдриче Эймсе.

Как ни парадоксально это звучит, успехи, к примеру, MI5 в раскрытии реального проникновения КГБ в правительственные, военные и иные структуры Великобритании зачастую оборачивались неожиданной стороной — усилением подозрительности американцев в отношении своих британских друзей-союзников, в раздувании кампаний в американских СМИ по поводу неспособности Лондона предотвратить «утечку материалов», наносящую ущерб интересам США.

В свою очередь в британских спецслужбах подозревали, а порой даже были уверены в том, что ЦРУ и АНБ занимаются агентурно-оперативной работой против британцев, в частности, перехватом и расшифровкой их шифров. При этом у Лондона были весомые основания к недовольству «утечкой информации» из Вашингтона, затрагивающей интересы британских спецслужб. Достаточно упомянуть о том, что именно из-за «утечки информации» окончилась шпионская карьера одного из перспективных агентов MI6 в советской разведке — полковника КГБ Олега Гордиевского.

Однако в целом данные «недоразумения» в «особых отношениях» двух англосаксонских держав лишь ограниченно воздействуют на суть разведывательного сотрудничества Лондона и Вашингтона. В современных условиях наглядным подтверждением этому может служить их тесная кооперация в области криптографии и кибербезопасности. Так, согласно раскрытых бывшим сотрудником АНБ Эдвардом Сноуденом данных секретных документов, американские и британские спецслужбы взломали большую часть шифров сотен миллионов пользователей, стремящиеся защитить неприкосновенность своей личной информации, электронной почты и онлайн-операций.

Вместе с тем, нельзя не признать, что при нынешнем президенте США Дональде Трампе «особые отношения» Вашингтона и Лондоном испытывают серьезные трудности и каково будет их будущее — сказать трудно. Это, безусловно, отразится и на «особом» характере взаимоотношений спецслужб двух стран.