США готовят новые санкции для российской экономики

6 ноября в США прошли промежуточные выборы в конгресс, в ходе которых была переизбрана палата представителей (435 чел.) и 1/3 часть сената (35 чел.). По их итогам республиканцы «удержали» верхнюю палату конгресса, а демократы получили контроль над палатой представителей (ранее ее контролировали республиканцы). Такой результат стал ожидаемым, но все же ударом по позициям Дональда Трампа, как бы он не демонстрировал победный «энтуз» на своей страничке в твиттере.

Оценивая последствия выборов с точки зрения санкционной политики США в отношении России отметим, что, получив большинство в палате представителей, демократы смогут инициировать масштабные расследования в отношении Трампа и представителей его администрации. Косвенным подтверждением такого намерения является то, что на пост главы комитета по разведке «метит» непримиримый противник Трампа и один из основных медийных глашатаев «Russiagate» Адам Шифф. Он уже заявил, что реанимирует расследование связей избирательного штаба Трампа с российскими интересами.

Группа спецпрокурора Роберта Мюллера, которая расследует российское вмешательство и соблюдавшая предписанный министерством юстиции двухмесячный период предвыборной «тишины», также готовится выступить с новыми обвинениями. Поэтому, «российская тема» может заиграть с новой силой.

6 ноября госдепартамент США сообщил конгрессу о том, что Россия проигнорировала сроки, отведенные ей на то, чтобы предоставить «надежные заверения в неприменении химического оружия» – условия, закрепленные в американском законе от 1991 г. о запрещении химического и биологического оружия. В соответствии с положениями этого закона второй пакет санкций может быть введен спустя 90 дней после введения первого т.е. с 22 ноября. Его нормы наделяют Трампа правом: понизить уровень дипломатических отношений с Москвой, отозвать разрешение для авиакомпании «Аэрофлот» совершать рейсы в США, практически полностью заморозить товарооборот между странами, ограничить для крупнейших российских госбанков операции с долларовыми активами; ввести запрет на инвестиции в нефтяную инфраструктуру в России или в крупные энергетические проекты за ее пределами в случае, если какой-то долей владеет российская госкомпания, что ставит под угрозу совместный нефтяной бизнес с РФ от добычи нефти и газа до реализации «Северного потока-2».

Кроме того, в конгрессе США находятся два законопроекта, которые были внесены в 2018 г., но не рассмотрены:

— «Защита выборов от угроз путем обозначения красных линий» (DETER). Представлен сенатором-республиканцем Марко Рубио и демократом Крисом Ван Холленом. Согласно его тексту, если директор Агентства по национальной безопасности выявит попытки России повлиять на избирательные процессы в США, Белый дом в течение 10 дней должен заблокировать средства крупнейших российских банков и энергетических компаний, а также ввести запрет на покупку американцами российского долга;

— «Акт о защите американской безопасности от агрессии Кремля» (DASKAA) сенаторов Роберта Менендеса (демократ) и Линдси Грэм (республиканка), которым предлагается ввести похожие санкции.

В подготовке этих биллей в равной степени участвовали как республиканцы, так и демократы, и они имеют шанс заручиться поддержкой среди законодателей и нового созыва. В виду их значительной схожести, вероятно, что в итоговом виде пакет санкций будет представлять из себя гибрид DETER и DASKAA. По мнению эксперта Brookings Institution Стивена Пайфера законодатели способны принять санкционные билли между ноябрем и серединой декабря, но и их перенос на 2019 г. является вероятным.

Кроме того, в соответствии с законом «О противостоянии противникам Америки посредством санкций» (CAATSA) могут быть введены и новые персональные санкции против российских политиков.

Таким образом одни шаги предпринимает исполнительная власть, другие — законодательная власть и в совокупности получается довольно богатый набор. Причем, настроения в пользу более жесткого, чем у президентской администрации, отношения к России, сильны как среди демократов, так и республиканцев. Разногласия между ними лишь в том, насколько хорошо они соответствуют задуманной цели — заставить Москву изменить свое поведение. Поэтому, избежать новых санкций, вероятно, не получится.

По мнению О’Тула из Atlantic Council жесткость нового конгресса в вопросе санкций против России будет зависеть от того, насколько жестким окажется второй раунд санкций администрации Трампа за «применение» химического оружия в Солсбери. Если второй пакет «химических» санкций будет достаточно жестким, то конгресс поведет себя более сдержанно, если он опять окажется мягким, то законодатели будут настроены более решительно.

Что касается сроков их введения, то новый конгресс приступит к работе не сразу, а только 3 января 2019 г. И пока, как считает глава французского отделения британской консалтинговой компании Aperio Intelligence Джордж Волошин, «вопрос санкций может отойти на какое-то небольшое время на задний план с учетом накопившихся внутренних проблем, по которым у демократов много претензий к действующей администрации».  

В сложившейся ситуации, по мнению специалистов Международного рейтингового агентства Moody’s, наиболее вероятным сценарием являются санкции против рынка первичного госдолга РФ, которые российская экономика «сможет переварить». Также вероятно внесение в санкционный перечень новых физических лиц. Вероятность введения ограничений на расчеты в долларах для российских банков агентство оценивает как низкую. Сценарий с более жесткими мерами: санкции против вторичного рынка госдолга, запрет на сделки со всеми активами США для семи государственных банков Moody’s не учитывает в своем базовом сценарии, но полностью со счетов этот вариант не списывает. Другое рейтинговое агентство Fitch ожидает относительно мягких новых санкций США в отношении российских банков, чтобы избежать существенных убытков у их американских и международных контрагентов.

Оценивая последствия новых санкций отметим, что основная проблема в том, что ограничения в первую очередь отражаются на курсе рубля, разгоняя инфляцию и создавая проблемы для бизнеса. Если США применят санкции в отношении российского госдолга, то, по мнению директора Института стратегического анализа Игоря Алексеева, к концу 2018 г. доллар может подорожать до 80 руб. А, по оценкам агентства Fitch, уже при курсе 70 руб./долл. пятерка крупнейших российских коммерческих банков начнет испытывать проблемы с нормативами достаточности капитала.

Следует ожидать и усиления оттока капитала, который, по мнению главного экономиста ВЭБа Андрея Клепача по итогам года может превысить 60 млрд долл, вдвое выше официального прогноза. В связи с этим обостриться проблема с формированием длинных финансовых ресурсов в экономике. 

Если же говорить о возможных ограничениях в отношении проекта Nord Stream 2, то в администрации Дональда Трампа нет консенсуса по этому вопросу. Поэтому в ближайшее время новых рестрикций ждать не стоит.

Маловероятно и введение «жестких» санкций в отношении крупнейших российских компаний нефтегазового сектора. Как заметил глава BP Боб Дадли на конференции Oil & Money в Лондоне в октябре 2018 г., если США введут в их отношении столь же жесткие санкции, как те, что были введены против UC Rusal, европейцам стоит ждать краха их энергосистемы (Россия крупнейший поставщик нефти и нефтепродуктов в ЕС). Поэтому их применение стало бы серьезным ударом по трансатлантическому партнерству и энергетической безопасности ЕС.